В отношениях с чат-ботом: почему люди предпочитают виртуальных партнеров настоящим

Хотя искусственный интеллект способен создавать маркетинговые стратегии, писать код и подсказывать формулы для Excel, некоторые люди предпочитают использовать его для создания иллюзии романтических отношений.
Продажа виртуальных любовников
Нас к этому готовили?
Психотерапевтический эффект
Этические вопросы остаются открытыми
Продажа виртуальных любовников
Нас к этому готовили?
Психотерапевтический эффект
Этические вопросы остаются открытыми
Ещё

Любовь — это всегда фантазия и иллюзии. Мы наделяем партнеров чертами, которые хотели бы видеть, и не замечаем в них нежелательных свойств. Почти всегда наши возлюбленные — проекция наших фантазий на реального человека.

Когда гормональный фон возвращается к норме, интенсивность проекций снижается. Из романтического тумана выступают угловатые черты реальности и приходит разочарование. Не обязательно, но довольно часто.

Теперь же появился «чит», позволяющий оставить только наши представления об идеале, исключив из отношений человека. И нет, это не секс по телефону, а искусственный интеллект. Точнее, речевая модель — что-то вроде персонализированной версии ChatGPT.

Продажа виртуальных любовников

Пока все восхищались возможностями бесплатного Chat GPT 3, ругали его за выдачу ложной информации и думали о переходе на платную версию, появились компании, предоставляющие продвинутых, персонализированных чат-ботов для романтических отношений. Любой разработчик средней руки способен найти речевую модель с открытым кодом и настроить ее. Но не все же в этом мире разработчики. Поэтому коммерческие услуги в этой сфере набирают обороты.

Источник: MidJourney
Источник: MidJourney

Компании, которые предоставляют доступ к романтическим чат-ботам, просто персонализируют речевую модель. По сути, клиент разговаривает со своим отражением. Глупо? Возможно, но именно это радует большинство в реальных отношениях — знать, что сейчас скажет партнер, продолжать фразы друг за другом. Искусственный интеллект отлично с этим справляется и при этом не разбрасывает носки по квартире и всегда под рукой.

И чем больше вы с ним общаетесь, тем лучше он работает — знает что сказать в нужный момент, может дать подходящий совет, порекомендовать фильм или песню. Это тоже стимулирует пользователей: поскольку бот все время развивается, его собеседник чувствует себя творцом.

Нас к этому готовили?

Идею создания искусственных личностей — в том числе для личных отношений — еще недавно развивали писатели-фантасты. Яркий пример — роман «Snuff» Виктора Пелевина. Причем там продвинутые пользователи выкручивали на максимум такой параметр ИИ, как «сучество», чтобы получить максимально эмоциональное общение.

Источник: MidJourney
Источник: MidJourney

К появлению виртуальных партнеров для отношений общество во многом подготовили и голосовые помощники в мобильных устройствах. Разработчики давно научили их шутить и использовать фразы с эмоциональным окрасом. «Не советую здесь разгоняться», «Было здорово — люблю быть штурманом» или даже «Ну вот — хорошо же сидели» плюс пара минут молчания в ответ на грубую фразу. А то, что эти шутки повторяются, мало кого смущает — живые собеседники тоже редко блещут разнообразием.

Психотерапевтический эффект

Компании, настраивающие персонализированные речевые модели, говорят и о связанных с этим проблемах. Несмотря на массу восторженных отзывов, многие пользователи с горечью высказывают мнение о том, что такое общение — признание собственного поражения в выстраивании реальных отношений.

Остается и вопрос о том, насколько романтические чат-боты вредны или полезны для психического здоровья. С одной стороны, в сложной ситуации они, скорее всего, способны оказывать терапевтический эффект. С другой же из-за привычки общаться с идеальным собеседником человеку трудно потом возвращаться к отношениям с реальными людьми со всеми их недостатками.

Этические вопросы остаются открытыми

Наконец, остается открытым вопрос об этической стороне деятельности компаний, помогающих вырастить себе виртуального партнера. Например, корректно ли создавать речевую модель, имитирующую личность умершего супруга? А ныне здравствующего, но бывшего любовника? А реального человека, который даже не подозревает, что из его цифрового следа в сети сделали клон для нежных, а возможно даже горячих бесед? Да, тут, похоже, вопросов пока больше, чем ответов.