Вслед за Китаем: как в России планируют реализовать «Систему социального кредита»

«Большой брат наблюдает за тобой», — знаменитая максима из романа Джорджа Оруэлла «1984». Хотя современный мир считает себя социально продвинутым и технологически развитым, тотальная или частичная диктатура никуда не исчезла. Цифровой портрет россиянина — очередное закручивание гаек или система, направленная на благо общества? Попытались разобраться в непростом вопросе.

Диктатура — это отнюдь не КНДР во главе с Ким Чен Ыном, как считают в западных странах. Сейчас любой правитель, любая IT-компания может попасть под определение диктатора, поскольку всегда и везде нарушаются чьи-то права. Вот только одни действуют неприкрыто, не скрывая своих желаний, а другие умело приправляют тотальную слежку «демократией» и заботой о пользователях.

Hi-Tech Mail.ru уже разбирался с диктатурой IT-корпораций и частично затрагивал социальный рейтинг в Китае. Но что можно сказать о цифровом портрете гражданина РФ? Что несет данная инициатива? Адаптация китайского опыта под российские реалии, повышение социальной справедливости, цифровизация общества, переход в метареальность? Подробностей о проекте пока мало, он находится на начальном этапе разработки. Но мы попытались ответить на вопросы.

Фото: Unsplash

«Программа цифровой экономики 2024»

Эта программа была утверждена правительством РФ в 2017 году. Она предполагает не только отказ от бумажного документооборота в угоду электронного, но и направлена на слежение за деятельностью граждан. Как рассказал Дмитрий Кузнецов, начальник департамента ИТ ПФР, к 2025 году большая часть россиян обзаведется «цифровым портретом». До 80% населения РФ будет следовать «персональной траектории развития», которая предполагает фиксацию достижений и промахов человека на протяжении всей жизни с последующим сохранением статистики в цифровом виде.

Соответствующий эксперимент для последующей корректировки программы был проведен в 2018 году. Тогда же была озвучена и стоимость перевода экономики в «цифру» — 3,5 триллиона рублей.

Цифровое развитие предполагает перевод на «электронные рельсы» ряда важнейших госнаправлений: госрегулирования, информационной инфраструктуры, разработок и исследований, кадров и образования, информационной безопасности, госуправления, «умного города» и цифрового здравоохранения.

Фото: Интернет-портал СНГ

«Персональная траектория развития»

Это своего рода аналог «социального рейтинга», заработавшего в Китае в 2014 году. Программа начинает отслеживать деятельность человека начиная с учебных заведений, после чего данные выпускников становятся доступными работодателям. Если человека увольняют, новый работодатель получает доступ к информации о работнике: достижения, таланты и, конечно, причины предыдущего увольнения.

Но не все так плохо. Данные о персональной траектории гражданина РФ становятся доступными для работодателей только с согласия человека и с соблюдением норм законодательства о персональных данных. Кроме того, программа направлена на упрощение выявления и поиска талантов для последующей их грантовой поддержки.

Оторвана от реальности

Именно так описала программу цифровизации экономики в 2017 году вице-премьер правительства Ольга Голодец. Она отметила, что проект нуждается в серьезной доработке, так как «светлое будущее» создается не ради условного полета в космос, а во благо людей. Поэтому нужно тщательно продумывать каждую инициативу, ведь «построить некоторый угол в отрыве от реальной действительности невозможно».

Фото: Tott News

Состояние дел на 2022 год

Программа цифровой экономики на момент ее создания предполагала активный «обмен мозгами»: россиян планировали отправлять учиться за рубеж, а иностранцев привлекать в РФ. Однако, с учетом реалий 2022 года, становится понятно, что подобное сейчас невозможно. Как минимум активный обмен специалистами сильно затруднен со странами «коллективного Запада».

СПЧ против «цифрового портрета»

Под конец 2021 года Совет по правам человека создал концепцию, направленную на защиту прав и свобод граждан РФ в отечественном цифровом пространстве. Она направлена на запрет отслеживания деятельности людей с последующей записью достижений в так называемый «цифровой портрет».

Опасения СПЧ не безосновательны: цифровизация общества опасна дискриминацией и компрометацией личных данных. Кроме того, сбор персональной информации создает еще одну площадку для распространения коррупции, когда недобросовестные чиновники начнут продавать данные людей, либо использовать их в собственных интересах. Такого мнения придерживается один из авторов концепции СПЧ Игорь Ашманов.

Фото: официальная группа СПЧ ВКонтакте

Смыть долг не получится

Пока «цифровой портрет россиянина» находится в подвешенном состоянии, но это не означает, что инициатива не будет развиваться. Ее будут внедрять постепенно. Презентованная Федеральной налоговой службой (ФНС) система СКУАД на Петербургском международном юридическом форуме является прямым тому подтверждением.

Система комплексного управления и администрирования долгов (СКУАД) направлена на сбор «цифрового портрета должника». Суть ее в том, что налоговики будут собирать со всех возможных источников данные о задолженностях человека: активы, пассивы, транзакции и прочие деловые «связи». Однако система направлена не только на тотальную слежку за должником, но и позволит налоговой службе помочь с реструктуризацией имеющегося долга.

Искусственный интеллект и психологический портрет

Помимо того, что в городах идет повсеместное видеонаблюдение, анализировать личность скоро начнут и по социальным сетям. Для этих целей привлекут искусственный интеллект, который на основе записей, увлечений, комментариев и прочих данных из соцсетей сможет составить «психологический портрет». Причем без согласия гражданина. Классическое психологическое тестирование производится только с согласия человека, а так этот момент умело обходится.

О желании создания подобного портрета говорит тендер на проведение научно-исследовательской работы ИСП им. В. П. Иванникова Российской академии наук. Сообщается, что окончание исследования намечено на 2024 год, что совпадает со сроками реализации «программы цифровой экономики». Заказчиком выступает Аналитический центр при правительстве РФ.

Впрочем, и Владимир Путин считает, что ИИ должен работать во благо человека, а всего в РФ создадут 6 исследовательских ИИ-центров.

Фото: Flickr / Mike MacKenzie / CC BY 2.0

Реализация китайского опыта в России?

Социальный рейтинг в Поднебесной успешно функционирует на протяжении 8 лет. Будет ли подобное в России? Если взглянуть на общую картину, то ответ очевиден: рано или поздно, но система «лайк/дизлайк» будет внедрена и у нас.

Дело не в том, что РФ и Китай активно сотрудничают во многих сферах жизни. На самом деле западное общество развивается по тому же пути, только там пока нет официальной рейтинговой системы. Эту роль в странах Запада выполняют социальные сети. Диктатура IT-компаний, когда в правах ограничивают даже президента США (блокировка Twitter-аккаунта Дональда Трампа) — чем не начало концепции «кнута и пряника»?

С учетом того, что современный мир активно цифровизируют, стоит понимать, что социальный рейтинг — это следующая ступень развития человечества. Это не значит, что «Большой брат» станет следить за всеми и ограничивать в правах, а неугодным наденут виртуальные кандалы.

Все зависит от самого человека: если ты законопослушный гражданин, тебя вознаграждают баллами, продвигают по «служебной лестнице» и вообще всячески поощряют за примерное поведение. Асоциальным элементам такая система, естественно, не понравится. Даже мелкое хулиганство не остается безнаказанным.

Фото: Vecteezy.com

Например, сейчас в Поднебесной нарушители лишаются доступа к покупке билетов на скоростные поезда или самолеты. Могут и кофе не продать за плохое поведение. Перспектива так себе, но так называемую «доску стыда и позора» сильно преувеличивают, мол, в Китае следят за всеми 24/7 и не дают прохода системы ИИ.

На самом деле все намного проще, и основные мифы о китайском социальном рейтинге давно разоблачены. Даже граждане Китая отмечают, что поначалу было действительно страшно, но потом стало понятно — программа социального рейтинга действительно направлена во благо.

Блогеры — не эксперты

Контроль — не всегда плохо. Если до 2022 года каждый в интернете был экспертом-вирусологом, то с начала СВО все резко стали военными стратегами. В Китае решили, что за подобное нужно ограничивать. Теперь инфлюенсеры не имеют права вести прямые эфиры на высокопрофессиональные темы, если у них нет соответствующей квалификации.

Таким образом государство намерено снизить уровень дезинформации в обществе, что сейчас не помешало бы сделать многим странам.

В итоге

Усиление контроля за населением — хорошо это или плохо, каждый решит для себя сам. При грамотном подходе негативные аспекты данной системы можно свести к минимуму, но основным фактором является готовность общества. В Китае, как показывает практика, социальный рейтинг прижился. Сможет ли что-то подобное осуществиться в России, покажет время.

Обзоры новинок
Подробности о главных премьерах
Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Подпишитесь на нас