Перекрестная гонка: почему Россия и США не отказываются от совместных полетов в космос

Обстановку в мире нельзя назвать спокойной даже с большой натяжкой. Противоречия двух стран велики как никогда, но на сотрудничестве в космосе это не сказывается. Даже возобновились перекрестные полеты: 21 сентября на «Союзе» полетел астронавт NASA, а 5 октября на корабле Space Dragon — россиянка Анна Кикина. Hi-Tech Mail.ru объясняет, почему это так важно.
Space Shuttle Atlantis / Авторство: NASA/Tony Gray and Tom Farrar.

Монополия на космос

К необходимости иметь собственную космическую систему в США пришли не от хорошей жизни. Изначально возить американских астронавтов в космос должны были корабли Space Shuttle. Со стоимостью каждого запуска, примерно 400 млн долларов за старт, мирились просто потому что других вариантов не было — либо это, либо смотреть, как летают другие с Земли.

Авария корабля «Челленджер» в миссии STS-51L в 1986 году коренным образом не повлияла на решимость США использовать Space Shuttle для полётов в космос: все необходимые выводы были сделаны, и полеты продолжились. Однако вторая авария корабля «Колумбия» в миссии STS-107 привела к тому, что на космическое агентство обратили внимание не только разгневанные общественники, но и Пентагон.

В перспективе именно военные задачи могли отрабатываться экипажами Space Shuttle, и вероятность потерять не только экипаж, но и ценный груз (вероятнее всего иностранный, снятый с орбиты) беспокоила США сильнее, чем что-либо еще.

Три последних челнока слетали в космос в 2011, году и на этом полеты были прекращены. Великая космическая держава (без преувеличения), представители которой высадилась на Луну и даже рассекали по ее поверхности на электрокаре, оказалась без пилотируемой программы.

«Великолепный век» российского космоса

Пролетав 30 лет и совершив 35 полетов, корабли Space Shuttle ушли в небытие точно так же, как аудиокассеты или видеомагнитофоны. NASA, Пентагон и ряд других ведомств оставили за собой возможность запускать в космос спутники и другие космические аппараты, но по части пилотируемых программ США оказались в унизительном положении. NASA оказалось под давлением общества, задавившего агентство неудобными вопросами в духе «Где наши астронавты» и «Почему мы не летаем в космос?».

С момента отказа от Space Shuttle единственной ракетой, на которой астронавты США могли попасть на МКС, стала российская ракета-носитель (РН) «Союз».

Ракета-носитель «Союз-ФГ» при запуске космического корабля «Союз ТМА-5» / Авторство: NASA/Bill Ingalls

До второй аварии Space Shuttle приоритет в коммерческих полетах на орбиту отдавался туристам — в 2001 году на орбиту слетал американец Дэннис Тито, заплативший за путешествие 20 млн долларов. Всего в «нулевые» на орбиту слетало 7 человек, а стоимость приключения в космосе увеличилась с 20 до 40 млн долларов. После крушения корабля «Колумбия» и отказа от полетов орбитальных челноков вектор начал смещаться в пользу кадровых астронавтов США.

За 10 лет (с 2007 по 2017 годы) «Роскосмос» заработал на космических заказах NASA, EASA и JAXA 3,4 млрд долларов. Около 300 млн долларов было заработано и на смежных космических услугах: монтаже космических туалетов, шлюзов для приема грузовых кораблей и многом другом. Только на стыковочном механизме для европейского космического грузовика ATV «Роскосмос» заработал не менее 60 млн долларов, и это тоже, пусть и не напрямую, относится к пилотируемым полетам.

В 2018 году зависимость «Роскосмоса» от NASA признал тогдашний гендиректор корпорации Дмитрий Рогозин. По его словам, финансирование структуры обеспечивалось продажей мест на ракеты «Союз».

Но «великолепный век» изобилия и регулярных поступлений валюты прекратился с появлением многоразовых ракет Falcon 9, спроектированных и построенных компанией SpaceX.

Перекрестные полеты

После появления на рынке космической компании SpaceX старт пилотируемых полетов был лишь вопросом времени. Однако длительное время после начала коммерческих пусков ракет Falcon 9 американские астронавты продолжали летать на российских «Союзах».

Причин для этого было две. Во-первых, «Союз» считается одной из самых надежных космических систем. Во-вторых, с экипажем космический корабль Crew Dragon полетел лишь в середине 2020 года, в самый разгар эпидемии коронавируса. К 2022 году корабль набрал всего 9 вылетов, что, по меркам космической техники, может потянуть разве что на испытательный цикл.

Полет россиянки Анны Кикиной на Crew Dragon — не жест доброй воли и даже не джентльменское соглашение между NASA и «Роскосмосом». Инженер космических систем Андрей Соколов отмечает, что такой подход к сотрудничеству — классическая иллюстрация поговорки «не клади все яйца в одну корзину».

Анна Кикина в составе Crew-5 на тренировках / Авторство: NASA/Bill Stafford

«Есть такое понятие, как резервирование. Обычно его применяют к бортовым системам. В обычном самолете все системы дублируются, а в военных они дублируются многократно. Здесь то же самое.

Американцы хорошо помнят, как челноки Space Shuttle взорвались, и пришлось закупать места на “Союзах”. Много лет вменяемую космическую систему, чтобы надежно и недорого, создать не могли. Теперь есть Илон Маск. Но они все равно подстраховываются и по бартеру меняются местами с Россией, чтобы оставить себе возможность воспользоваться “Союзами” в случае необходимости», — говорит Соколов.

По мнению Соколова, отказаться от схемы перекрестных полетов в США не смогут, даже если захотят. Технология использования SpaceX будет дорабатываться: после первого полета и приземления газоанализатор показал превышение концентрации тетраоксида азота — токсичного топливного компонента двигателей корабля. Для грузовых кораблей это не проблема, но для людей подобные утечки могут быть смертельно опасны.

Но использование двух дублирующих друг друга систем не означает, что между ними не будет конкуренции. В октябре 2022 года исполнительный директор «Роскосмоса» по пилотируемым программам Сергей Крикалев заявил, что РФ и США рассматривают включение новых стран в программу перекрестных полетов на МКС. По его словам, каждый полет космонавта, не входящего в соглашение между США и РФ (например, как это было с космонавтом из ОАЭ, полетевшим на «Союзе» МС-15), требует утверждения обеими сторонами.

Пока это соглашение работает, и космическая программа двух стран по равному доступу к МКС не испытывает серьезных проблем. Однако в случае оставления МКС Россией и начала работ над Российской орбитальной служебной станцией (РОСС), дальнейшее партнерство может оказаться под угрозой, поскольку МКС (хотя и в теории) перестанет представлять интерес для Российской Федерации.

Обзоры новинок
Подробности о главных премьерах
Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Подпишитесь на нас