Предок ядерного «Пиона»: за что гаубицу Б4 прозвали «Кувалдой Сталина»

Легендарное орудие, спроектированное задолго до начала Великой Отечественной, показало себя с наилучшей стороны. Однако мало кто знает, что создавалось оно совершенно для других задач.

Трудности перевода на военные рельсы

История крупнокалиберной 203-мм гаубицы берет начало сразу после революции 1917 года. В 1920 году в России было создано Артиллерийское конструкторское бюро. Возглавить структуру поручили Францу Лендеру — знаменитому конструктору, уже создавшему на тот момент 56-мм и 76-мм противоштурмовые орудия.

Зенитное орудие Лендера на платформе. 1919 год / Wikimedia

Пять лет работы в этом КБ прошли для Лендера относительно спокойно: он занимался формированием патентов на свои изобретения, экспериментировал с металлом для орудий. Однако в 1926 году руководство страны поручает ему невыполнимую задачу: за 4 года спроектировать, испытать и предоставить для изучения в войска совершенно новое штурмовое орудие, которым пехота сможет пользоваться как для обороны, так и для атаки.

Понимая срочность, которой может объясняться такой заказ, Лендер не стал медлить: уже через два года был готов проект, а в 1931 году был отлит и собран первый прототип. Точнее, два прототипа: понимая нужды артиллеристов, Лендер изготовил две разных гаубицы: с дульным тормозом для более быстрой настройки и без него — для удобства перемещения.

Однако серийное производство нового орудия сопровождалось большим количеством трудностей. 203-мм полевые гаубицы особой мощности производились на двух заводах — Ленинградском «Большевик» и Сталинградском «Баррикады». В первом случае проблем почти не было, однако сталинградский завод едва не провалил плановые поставки.

Причина оказалась проста: мощности завода не позволяли производить гаубицу в тех параметрах, что были заложены разработчиками, поэтому рабочую документацию слегка «скорректировали». Однако и с ней производство едва не встало.

Почему Б4 назвали «Кувалдой Сталина»

Каждый полк гаубиц калибра 230-мм насчитывал 36 орудий. При этом расчет каждой гаубицы составлял чудовищные по сегодняшним меркам 15 человек. Однако это не помешало впервые применить орудия в Финской войне. В частности, 203 мм пушки помогли проломить брешь в линии Маннергейма — оборонительном рубеже между Финским заливом и Ладогой.

Там же, на фронтах финской войны, гаубица получило свое первое прозвище — «карельский скульптор». Появилось оно не из-за устройства гаубицы или ее внешнего вида, а благодаря тому, что огромный 203-мм снаряд массой более 100 кг позволял превратить любое бетонное укрепление противника в месиво из арматуры и пыли.

Б-4, советская артиллерия, 30 лет Советской Армии, марка почты СССР / Wikimedia

Именно финские солдаты (а не немецкие, как считалось ранее) прозвали гаубицу «Кувалдой Сталина» за способность одним выстрелом поднимать огромные объемы земли и перемещать их вместе с людьми и техникой в мир иной.

После того, как первые гаубичные артиллерийские полки Б4 вступили в бой на полях сражений Великой Отечественной, 203-мм пушка получила другое прозвище: «Brullen» (нем. «Гремящая» или «Ревущая»).

Гаубица Б4 калибра 203-мм

Один из самых показательных эпизодов боевого применения Б4 связан с Курской битвой и… нарушением всех наставлений по стрельбе из гаубиц особой мощности. Во время Курской оборонительной операции батареи 203-мм орудий вспахивали немецкие мотопехотные порядки, оставляя на месте взрыва 100 килограммового снаряда воронки по четыре метра глубиной.

Во время обороны станции Поныри зафиксировано прямое попадание снаряда в немецкий танк «Тигр». После контакта боеприпаса с верхней лобовой деталью от танка весом под 60 тонн осталось только четыре катка, фрагмент гусеничной ленты и лопнувший надвое бронекорпус.

Б-4 в Музее артиллерии г. Санкт-Петербург / Wikimedia, Terminator216, CC BY-SA 4.0

Применением гаубиц Б4 прославился и знаменитый советский артиллерист, полковник Иван Ведмеденко. В 1943 году, когда РККА практически перестала терять эти орудия в ходе боевых действий, советские артиллеристы научились приему, который сейчас используется российской армией и называется «передовая авиационная наводка». В 1943 году во время боев за Смоленск действовавшая в районе советская штурмовая авиация скорректировала огонь Б4 и позволила сорвать крупное танковое наступление во фланг РККА. Огнем гаубиц в эти часы командовал Иван Ведмеденко.

Второй раз батарея Медведенко работала из гаубиц по немецким капонирам на Ленинградском фронте в 1944 году. Подкатив орудия на дальность менее километра, батарея Ведмеденко открыла огонь по Карельскому укрепрайону, сминая бетонные бункеры, которые немецкие военные успели залить и обжить за время боевых действий.

Также 203-мм гаубицы отметились в Белорусской наступательной операции, когда разгромили пункт базирования Вермахта. Блестящая баллистика снарядов с выходом на скорость свыше 500 м/с позволяла «забрасывать» боеприпасы с точностью минометных расчетов. Пригодились «Кувалды Сталина» и при штурме Берлина: огромные снаряды, для погрузки которых в канал ствола использовался специальный кран, проламывали и обрушивали здания, уничтожая всех, кто засел с оружием внутри.

Несмотря на то, что транспортировать, обслуживать и применять Б4 было тяжело, после завершения Великой Отечественной войны от орудия не отказались. После появления у СССР атомного оружия для 203-мм гаубицы был разработан специальный ядерный боеприпас. Его масса выросла и составила 150 килограммов, однако дальность стрельбы осталась прежней — не более 18 километров.

На базе решений, заложенных в Б4, позднее появилось другое уникальное оружие — самоходная артиллерийская установка «Пион» калибра 203-мм. Она находится на вооружении российской армии по сей день.

2С7 «Пион» в парке «Патриот». 2018 год / Wikimedia, Nickel nitride
Хиты продаж и новинки
Самые лучшие цены на смартфоны
Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Подпишитесь на нас