Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты

Где «русский Илон Маск»: как у нас губят частную космонавтику и талантливых технарей

Крупные космические стартапы, созданные «частниками» и небольшие компании с перспективными идеями закрывались и закрываются в России одна за другой. Монополия государственных структур, ведомств и министерств на работы в этой области не приносит быстрого результата, а «частникам» здесь приходится тяжело.

«Сатана» на службе космоса

Большинство «частников», особенно в области пусковых услуг и разработки спутников, принято критиковать за недостаточный уровень технологичности. Ну, знаете: не на такой уровень крутизны обычно рассчитывает заказчик. Но по большому счёту, когда встаёт вопрос «на чьей ракете лететь», клиент смотрит на два ключевых параметра: удобство технологии и конечная стоимость за один килограмм полезной нагрузки.

Самый простой путь в этом смысле выбрала российская компания «Космотрас» — силами инженерных групп для космических пусков были приспособлены конверсионные ракеты РС-20 (Р-36), в кодификации США/НАТО в годы «холодной войны» получившие название «Сатана». Создание бюджетного поставщика пусковых услуг на международном и российском рынках встретили с воодушевлением. С использованием конверсионных ракет российские специалисты начали выводить на низкие околоземные орбиты полезную нагрузку массой до 2 тонн в целевых или кластерных пусках.

Пуск ракеты Р-36 из шахты. Фото: DeMorgen

С момента первого запуска в апреле 1999 года «Космотрас» успешно совершил 22 коммерческих пуска и вывел на орбиту 128 спутников для 37 заказчиков из 28 стран. Среди клиентов «Космотраса» — ЕSА, CNES, JAXA, KARI, EIAST, KACST, NEC, Airbus Defence and Space, MDA, SSTL, SSC и многие другие. Ничего принципиально нового «Космотрас» клиентам не предлагал. Ракета, фактически, списывалась в расход вместе с уникальными двигателями, а сама процедура была построена на использовании военных технологий, пусть и не особенно современных.

Частной компанией здесь, по сути, и не пахло. «Космотрас» с самого начала «запартнёрился» с дочерней компанией «Роскосмоса» под названием «Главкосмос» (оператор пусковых услуг) и заработал — прямо из пусковой шахты к звёздам.

Большие полномочия

В истории с технологическим рэкетом, когда у «Роскосмоса», по сути, отобрали все заказы на «внешний космос», важно понять, что внутри страны госкорпорация — монополист на рынке всех пусков и конкуренты ей не нужны. Основатель проекта «Открытый космос» и популяризатор космонавтики Виталий Егоров отметил, что в таких условиях возникает любопытный конфликт.

«Различие нашей космонавтики и американской — в форме собственности этой космонавтики. У нас — главная инфраструктура и главные ресурсы — государственные. И источники в космонавтике тоже почти всегда государственные. И если в России появляется частник, который претендует на заказы государства, то он становится прямым конкурентом “Роскосмоса”. То есть любая компания, например S7 Space, может претендовать на запуск спутника Минобороны. А это — традиционный источник дохода госкорпорации», — говорит Егоров.

Летные испытания КРК "Ангара". Фото: Роскосмос

Как отметил Егоров, «Роскосмос» не только занимается космонавтикой, но и пишет правила под космонавтику, диктует всем условия работы и самостоятельно проводит сертификацию.

«В конце концов, даже лицензии на космическую деятельность выдаёт «Роскосмос»., — заключил эксперт.

Русский Илон Маск

Выжить «частнику» на таком поле крайне тяжело, но одно дело, когда частная компания не может предложить государству ничего технологичного и выгодного, и другое — судиться с компанией после первого неудачного сотрудничества.

В 2017 году российская компания Dauria Aerospace впервые вывела в космос спутники, построенные не госкорпорацией, а небольшой компанией, которую создал владелец сети магазинов бытовой техники «Техносила» Михаил Кокорич. После пуска аппараты вышли из строя, но производитель спутников проблему не признал. «Роскосмос» в 2019 году обратился в суд, и с Dauria Aerospace взыскали 274 млн рублей, что во многом поставило компанию на грань банкротства.

Семейство спутников Dauria Aerospace. Фото: Dauria Aerospace

Причины провала частно-государственного партнёрства ни Михаил Кокорич, ни глава «Роскосмоса» Рогозин публично не комментируют, зато они охотно устраивают перепалки в Twitter.

Репродуктивный космос

Многие эксперты, проработавшие в космической промышленности десятилетия, отмечают, что в России сложности не с рождением «русского Илона Маска», а, скорее, с его зачатием. И лучший пример в этом отношении — проблема с программой «Морской старт» — плавучим космодромом, который оказался никому не нужен.

Суть истории в том, что много где пишут про исключительно российский вклад в проект, хотя на самом деле, «Морской старт» был американским проектом и создавался аэрокосмическим гигантом «Боинг». А на правах других участников проекта привлекли российскую РКК «Энергия» и украинский «Южмаш». К тому моменту, как по политическим причинам финансирование проекта было остановлено, и ключевая роль в проекте перешла к России, с «Морского старта» совершили 36 успешных пусков с использованием ракетоносителей, производимых в украинском КБ «Южное». В 2016 после улаживания политических разногласий и финансовых споров, покупателем «Морского старта» стала российская компания «S7 — космические транспортные системы» — «дочка» авиакомпании S7.

Комплекс «Морской старт» с ракетой перед отправкой в море. Фото: S7 space

Но к тому моменту с прибыльностью стало совсем плохо — экономические проблемы проекта и разногласия среди акционеров привели к выходу «Боинга» из проекта, и почти сразу после выхода РКК «Энергия» оказалась должна американцам 350 млн долларов.

После начала проблем с поставкой украинских комплектующих, «Морской старт» вынужденно перебазировали в Россию. Заказ на украинские ракеты «Зенит», к огорчению многих специалистов, в 2019 году был окончательно отменён. Источники Hi-Tech.Mail.ru в правительстве отмечают, что на документе, который регламентировал порядок поставки ракет для «Морского старта» даже стоит подпись «Согласовано» за авторством Владимира Путина, однако из его приёмной соглашение попало прямиком в кабмин, где и лежит до сих пор без движения.

Обещанных модификаций ракет «Союз», которые могли бы заменить украинские на «Морском старте», «Роскосмос» и предприятия, входящие в состав госкорпорации, до сих пор не создали. Сам плавучий космодром сейчас ржавеет в порту Славянка на Дальнем Востоке, а владелец S7 Сергей Филёв, по данным источников, потерял на проекте около 160 млн долларов.

Пуск ракеты со стартового стола комплекса «Морской старт». Фото: wikimedia / jurvetson (flickr.com) / CC BY 2.0

В качестве основной версии источники указывают разногласия «Роскосмоса» и владельцев S7. Если верить инсайдам, то украинские ракеты «Зенит» с массой полезной нагрузки на геопереходной орбите 6,5 тонн могли составить конкуренцию ракетам «Ангара-А5», способных выводить почти 7 тонн, но исключительно в версии А-5М при пуске с космодрома «Восточный». «Ангара» в этой конфигурации не просто не готова к пускам — она ещё даже не создана.

Не родившийся Илон Маск

В США с космосом тоже не всё просто. Прежде, чем «уделать» NASA, «Боинг» и Lockheed Martin, Илон Маск судился с Минобороны США и только через скандалы и доказательства собственной правоты вырвал у крупных авиационно-космических монополистов право на частную космонавтику. А теперь посмотрите, к чему это его привело. Военные — в восторге от подешевевших почти в 10 раз пусков, NASA — хлопает в ладоши и говорит «спасибо» за Crew Dragon, а конкуренты живут с расстройством нервной системы.

Единственный российский частный многоразовый космический грузовик «Арго» сейчас делает компания «Многоразовые транспортные космические системы» (МТКС) под руководством бывшего гендиректора S7 Space Сергея Сопова. По его словам, для «рождения русского Илона Маска» необходимо не просто сделать ставку на современные технологии, позволяющие сделать пуск удобным и дешёвым одновременно, но и решить бюрократические вопросы.

Трёхмерная модель космического грузовика «Арго». Фото: МТКС

По словам Сопова, для рождения «русского Илона Маска» необходимо, в первую очередь, заниматься развитием частно-государственного партнёрства в космосе.

«Для этого уже давно требуется внести изменения в существующие законы. Например, закон №5663-1 "О космической деятельности", №115-Ф3 "О концессионых соглашениях", и Федеральный закон "О защите и поощрении капиталовложений в Российской Федерации". Кроме того, ГЧП в космической отрасли не может работать из-за волокиты в "Роскосмосе"», — сказал Сопов.

Формат конкуренции

История с Илоном Маском в Штатах сработала именно потому, что с дешёвой космической программой не справились мастодонты военно-промышленного комплекса. У «Роскосмоса» в России та же самая ситуация — успехов на «внешнем» космосе нет, а положение «хозяина в доме» не позволяет трезво взглянуть на ситуацию. Этим же эксперты объясняют и неумение работать с «частниками», для которых бюрократическая нагрузка и чудовищные финансовые издержки — смертный приговор.

Крупные космические проекты, которые могли бы сослужить стране и бюджету добрую службу, не реализованы. «Ангара» серьёзно запаздывает, многоразовая ракета есть только в проекте, и когда будет протестирована — неизвестно, сверхтяжёлая ракета «Енисей» — проект с непонятным сроками реализации даже на современном технологическом уровне, и для его создания должна быть большая, стратегическая задача, которой нет. В качестве такой задачи мог быть выбран проект развертывания глобального интернета «Сфера», но и про его создание «Роскосмос» как-то помалкивает.

Три попытки сделать «русского Илона Маска» у России уже было. Но на обломках технологий времён «холодной войны» хороший продукт построить не смогли, внешние заказы «Роскосмос» теряет из-за несовершенства технологий и одноразовых ракет, а у частников вроде S7 Space и Dauria работать в России не получается.

Государственный космический научно-производственный центр имени М. В. Хруничева. Многоразовый ускоритель первой ступени «Байкал» в составе ракеты-носителя «Ангара». Фото: РИА Новости

Работу всех, кто помельче, «Роскосмос» регулирует самостоятельно, ведь ведомство, возглавляемое Дмитрием Рогозиным, как мы уже говорили, диктует и правила, и условия, и разрешения на космические услуги никто кроме госкорпорации не выдаёт.

Фактически, «Роскосмос» вместо острия технологического копья и первой ступени России в космос и на другие планеты, превращается в некий аналог «собаки на сене». В современной российской космонавтике сложилась ситуация, когда попасть в космос не может никто. «Роскосмос» потому, что не может технологически и производственно, а «частники» из-за того, что доступ в космос контролирует тот, кто не может.

Может ли появиться в таких условиях Илон Маск? Разумеется, нет. И по этой же причине все попытки сделать российской космонавтике ЭКО и зачать Илона Маска искусственно обречены на провал.

В заключение стоит сказать, что IT-миллиардеры, венчурные инвесторы хорошо понимают, какие условия для работы в космосе за много лет сложились в России. Именно по этой причине крупные IT-компании, как говорят в таких случаях, «сидят и не отсвечивают», занимаясь исключительно своими, «айтишными» проектами и пытаются нормализовать и сделать более комфортной жизнь людей на Земле. В космосе, а точнее, в процессах доступа к нему, слишком много хаоса.

Есть ли у России всё необходимое, чтобы обойти Илона Маска в космосе и снова стать первыми? Разумеется, да. Можно ли достичь высот с тем уровнем бардака, какой создан в данный момент в космической отрасли? Нет, и ещё раз, нет.

Посмотрите нашу подборку и узнайте, как SpaceX и NASA готовились к первому пилотируемому полету

Еще больше космических фотографий в галерее

Это тоже интересно:

Во время загрузки произошла ошибка.
Обзоры новинок
Подробности о главных премьерах
Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Подпишитесь на нас